logo
 
?

подпольные казино в москве

Первого июля прошлого года в Москве, впрочем, как и по стране, закрылись все казино и залы игровых автоматов.

Больше не манит звоном монет «Золотой арбуз», не развлекают публику в «А-клубе» Дмитрий Дибров и Ксения Собчак, не подмигивают проезжающему мимо кортежу премьер-министра неоновые огни казино «Метелица».

Официальный запрет не стал достаточно веской причиной для владельцев казино, чтобы оставить свой бизнес.

Слишком ярко горит огонь в глазах людей, спускающих заработанные и одолженные деньги в заведениях вроде «Суперслотс», а регулярные новости о закрытиях подпольных заведений недвусмысленно намекают на то, что деятельность казино вовсе не свернулась и не переехала в специальные игровые зоны где-то на краю света (единственное легальное казино в России 30 января открылось в т.н.

Азов-сити на границе Ростовской области и Краснодарского края).

The Village нашел управляющего нескольких залов игровых автоматов в Москве и в условиях строжайшей секретности попросил рассказать о нынешнем положении игровых залов.

Мистер Джокер: Я попал в этот бизнес ещё 10 лет назад, когда всё легально было.

Начинал с оператора игрового зала, теперь я управляющий нескольких клубов.

Владельцы таких клубов — это, в основном, очень и очень серьёзные структуры, а суммы, которые раньше платили в налоги, сейчас увеличились вдвое и идут они всевозможным крупным начальникам.

Кормушку этим людям, благодаря новому закону, сделали прекрасную.

Если раньше налог был $250 с аппарата, то сейчас это $500, которые идут в конкретные руки. Заносить в какое-то одно отделение милиции деньги — это считай ты уже закрыт.

Общая сумма соизмерима с арендой хорошего помещения на первой линии Тверской улицы, то есть ты платишь такую своеобразную аренду. Потому что какому-нибудь УБЭПу абсолютно плевать на твое отделение милиции. То есть у любого уважающего себя большого зала была карточная система со списками контактов всех игроков.